Кнопка на главнуюКнопка об авторе

МетаПитер

О том, что Питер - город загадочный, отчасти противоестественный, и при этом уникальный сказано довольно много и повторять эти банальности я не буду. Однако, как мне кажется, рано или поздно любой мыслящий петербуржец осознаёт, что наряду с открыточно-туристическим Петербургом существует параллельно другой Петербург, включающий в себя мысли и переживания людей живших и живущих в нём.

Все эти мысли и образы отражаются в архитектуре, искусстве, истории, семантике, памяти места, да и просто в городском фольклоре.

К тому же, события нашей собственной жизни накладывают личностный отпечаток на восприятие города.

Постепенно в нашем сознании складывается собственная карта Петербурга различные участки которой соответствуют нашей собственной политре ощущений.

Невозможно, да наверное и не нужно избавляться от этих связей времени и места. Получается, что в течение жизни мы как бы выстраеваем с городом собственные отношения, стремимся к взаимопониманию и гармонии.

А к гармонии этой нужно стремится не только с эстетической точки зрения. Помятуя судьбу Евгения из "Медного всадника", стоит помнить, что город этот, в некоторых ситуациях, может подвести к сумасшествию.

Уровни

В какой-то момент само ощущение Питера для меня сложилось в некоторую конструкцию как бы состоящую из разных уровней. Когда я спешил на работу или наоборот гулял без всякого дела, я заметил совершенно определённое проявление этих уровней и их пересечение. Проще говоря, эти уровни можно обозначить примерно такой схемой.

География и геология

Геологический и географический уровни сыграли важную роль во время рождения города, однако понятно, что роль человека в формировании этих условий минимальна.

Первые строители города лишь приспосабливали имевшиеся природные условия к жизни. Таким образом, эти факторы можно отнести к естественным т.е. к своего рода данности.

Однако выгодное стратегическое положение, островной характер местности, болотистая почва и определённое климатическое своеобразие найдут многочисленные отражения в искусстве и городском фольклоре

След человека во времени

Что касается уровней истории, искусства и фольклора, то это уже уровни созданные человеком, своеобразная ноосфера. При этом, в силу своего масштаба город является точкой пересечения российского искусства с мировым, перекрёсток мировой истории с отечественной. Причём сосуществование это довольно гармонично. Ампирный Александринский театр мирно соседствует с домом Басина, построенном в Неорусском стиле.

Метауровень

Следующим, самым высоким уровнем является философский или метауровень, на котором собственно отражается метафизика Петербурга. Основное качество этого уровня - осмысление. Глубина этого осмысления не определена, поэтому границы метафизического слоя никак не заданы. В то же время, эти границы для каждого свои потому, что Петербург соразмерен человеку.

Перекрёстки

При этом, все эти слои имеют свойство переплетаться и образовывать интересные сочетания. Возьмём, к примеру, петербургский (ленинградский) трамвай. На первый взгляд может показаться что это только вид общественного транспорта, который конечно обладает своей историей, но не более того. Однако если посмотреть шире то оказывается, что трамвай - это важный художественный символ.

В творчестве знаменитого Даниила Хармса трамвай занимает особое место. Хармсковский едущий трамвай - это синоним течения человеческой жизни.

Человек заходит в этот трамвай т.е. как бы рождается, едет по проложенным кем-то рельсам, смотрит на сменяющиеся пейзажи за окном, общается с пассажирами, может даже как то в нём "устроиться поудобнее", но на определённой остановке увы должен выйти...

Трамвай фигурирует в таких рассказах как "Происшествие на улице", "Едет трамвай. В трамвае едут 8 пассажиров", "Шёл трамвай, скрывая под видом двух фонарей жабу", "Миронов сел на трамвай и поехал" и др.

Известен так же яркий образ трамвая в фильмах культового Алексея Балабанова. Конечно самый известный пример - фильм "Брат", где в образе пустого трамвая видят некоторое сходство с главным героем, который будучи изначально пустым наполняется определёнными смыслами.

Трамвай фигурирует и в других балабановских фильмах "Счастливые дни" и "Кочегар". Своеобразный паровой трамвай появляется в фильме "Про уродов и людей".

Дмитрий Быков в своём стихотворении, посвящённом памяти Алексей Балабанова, неслучайно упоминает эту трамвайную семантику:

И во свём пространстве его холста

Как массовкой не забивай

Мучит глаз бездонная пустота

Словно в "Брате" пустой трамвай.

Даже на этом казалось бы простом "трамвайном" примере видно, что тематика эта пронизывает сразу исторический, литературный и кинематографический слои как минимум. Выявлять такие "канапе" занятие интересное, в полной мере раскрывающее наш собственный культурный уровень.

В то же время, говоря о "довлатовском Ленинграде", сложно его представить без фотографий андеграундного ленинградсого фотографа Бориса Смелова.

Чёрно-белые непарадные фотографии города являются прекрасными декорациями для довлатовских рассказов. Примеров таких пересечений и взаимодополнений можно приводить много. Главеное осознать, что понятия "время" и "место" в городе на Неве очень важны и имеют важное историческое, культурное и если угодно метафизическое значение.